Хватит! Достаточно попили нашей кровушки упыри-начальники, соседи-перфораторщики и ароматные бабушки в метро! Рюкзак на горб, и прочь из опостылевшего города - к морю, скалам, теплому портвейну и новой безумной жизни. Даешь активный дикий отдых с палатками и без оных, на воде или на суше, с деньгами или пустыми карманами, пока смерть отпуска не разлучит нас! Приглашаю на рюмку чая всех тех, для кого турпоход скорее норма, чем экзотика, и кому шалаш надежно заменил попсовый номеришко в гостинице.

Пёс-барбос и порванный нос. Трагикомедия в двух актах




История, рассказанная на симеизских камнях тов. Сергеем Богодушко (он же в народе Дюк), в молодецкую бытность оттрубившим не одну смену в составе бригады скорой помощи славного города Полтава.

Акт первый. Собрались как-то ненастным зимним вечером два закадычных товарища за бутылкой чая — молодость вспомнить, политическую ситуацию обсудить, одним словом, за жизнь «перетереть». Хозяин локального кухонного мероприятия был по совместительству владельцем грозного бультерьера: медалиста, призера международных конкурсов собачьей красоты, разве что только без учёной докторской степени. Достойная во всех отношениях, культурная и дисциплинированная, как кремлевский курсант-отличник, псина. Получив команду «сидеть!», послушно заняла место в углу комнаты и задумалась о своем, песьем.
Шло время, слегка окосевший гость откровенно заскучал. Утопив остатки страха перед бультерьером в очередной рюмахе, решил пойти на контакт с целью знакомства. Несмело потрепал по холке, почесал за ухом — ноль эмоций, сидит, как вкопанный, приказ не нарушает. Обиженный отсутствием реакции на проявление своих дружеских чувств, мужик подёргал зверюгу за хвост, лапы, уши — в общем, за все, что собачка не успела спрятать от назойливого дятла. Ответа, опять-таки, не последовало — как уже было сказано, медалист был крайне хорошо выдрессирован и действовал согласно команде. 


Еще грамм 150 вовнутрь, и будущий пациент полтавской первой городской больницы перешел к решительным наступательным действиям. Присел на корточки, нежно заглянул животинке в глаза и… укусил ее за нос! Тут уже ответ последовал незамедлительно: клац, и пол хари в клочья, собственный нос повис набекрень. Что характерно, свершив сей, вне всякого сомнения, справедливый акт возмездия, собака приняла исходное положение в указанном ей хозяином месте — вот что значит правильное воспитание в детстве. 

Акт второй. В скорую помощь поступает вызов с примерной формулировкой: «нападение собаки на человека, обширные рваные повреждения челюстно-лицевой области» — или что-то в этом роде, я не медик. Звонят в дверь по указанному адресу (массивную, бронированную). При открытии из дверного проема первым делом показывается морда бультерьера, являющегося по уже известным медикам данным соучастником торжества. 

Каким в этом случае может быть первое действие звонящего в дверь, которому известно о факте нападения собаки — далеко не болонки — на человека? Естественно, в виде резкого сильного удара тяжелым берцом по этой самой двери. Пёсик-то плохой реакцией не страдал — голову в квартиру спрятать успел, а вот слегка заторможенный парами выпитого хозяин руку из дверного проема забрать не удосужился. Одним словом, забрали всех: одного с порванной рожей, второго с переломанными в хлам пальцами. Собаку, к сожалению, впоследствии пришлось усыпить — таковы правила. 

Мораль: потребляйте ответственно, не кусайте бультерьеров за нос, берегите клешни.